Сказ о блог-туре на ГХК

ghk

Часть 1. Вступление-хайку

Горы и горы.
Что человека болот
В них привлекает?

Часть 2. Туда

Что было?

Были многомесячные усилия пресс-служб сибирского химического и горно-химического комбинатов.

Были заветные подписи руководителей этих мощных производственных узлов страны нашей на заполненных словами листах бумаги формата А4.

Были, возможно, подписи более высокого (читай — московского) руководства на все тех же листах формата А4.

И вся эта многотрудная работа закончилась долгожданным «одобрямсом».

После получения такого позитивного известия взял я пару отгулов (о, хвала начальству моему!), побросал в сумку электронный и вещевой скарб и завел будильник. Потому что проспать это событие было бы весьма непростительно.

Утро отъезда команды блогеров, журналистов и сотрудников пресс-службы СХК в Железногорск с целью посещения отдельных достопримечательностей Горно-химического комбината и ознакомления с самим городом по погоде получилось дюже дождливым. Дождливыми оказались и день, и вечер.

Всю дорогу (более 11 часов на автобусе) этот дождь лил, не переставая.

Настроение, впрочем, было нормальное и вполне себе боевое.

Где-то в районе Мариинска. Уже полдень с копейками и скоро будем обедать. Кстати, если кто будет проезжать Мариинск в сторону Красноярска, то пусть возьмет себе на заметку придорожное кафе «У Ксюши». Оно расположено в нескольких километрах от Мариинска и пользуется, насколько я могу судить, популярностью у дальнобойщиков и прочих путников. Кормят нормально. Не ресторан, конечно же, но пообедать там можно весьма плотно и вкусно. И приемлемо в плане денег.

1

Суровый индустриальный город Ачинск. Хотя, это скорей всего индустриальный пригород — города в привычном нам понимании я не увидел. Пока автобус заправлялся на АЗС, нащелкал на телефон окрестности. На часах полчетвертого дня.

2

3

4

Последняя остановка для минус-попить и небольшой разминки затекших организмов. На часах уже шестой час вечера, совсем скоро будет Енисей. Под ногами каша из снега, воды и грязи.

5

6

Часть 3. Лирическое отступление

Да простите меня за дремучесть, однако я в столь долгих автопоездках до этого не бывал, а потому с великим удовольствием наблюдал пролетающие мимо автобуса деревни, поля, реки, болота, города; даже моя «пятая точка», проникнувшись важностью происходящего, особо не возмущалась. За что ей отдельное спасибо.

Часть 4. Приехали

На базу отдыха «Над Енисеем», где нам предстояло жить, приехали уже в полной темноте. После ужина в местной столовой все разбрелись по своим номерам.

Стоит отметить, что комнаты на базе весьма симпатичные и уютные. И оборудованы всеми необходимыми благами цивилизации. Было, правда, несколько неожиданно то, что сигнал сотовой связи был слабоват, «на двоечку». Поэтому иногда телефон превращался в предмет интерьера. Про отсутствие вай-фая ничего говорить не буду, ибо не проверял, но, на удивление, при плохой сотовой связи встроенный модем моего нетбука в интернет позволял выходить без каких-либо проблем.

7

8

9

10

Ну, и курить там нельзя. Это, в общем-то, неплохо. Так что ходил на крыльцо, решив не экспериментировать над датчиками пожарной сигнализации.

Беглый осмотр окрестностей базы из-за темноты пришлось отложить до утра. Посмотреть там есть на что и есть, где побродить, но жаль, что времени на это не хватило. Может быть, как-нибудь в следующий раз (если он случится).

Ну, здравствуй, Енисей. Виды прекрасные. Строго говоря, фотоаппарат их совершенно по-другому передает, нежели глаза. Но уже ради этого стоило сюда ехать.

11

12

13

14

15

16

А вот и сама база отдыха «Над Енисеем». Слева стоит наш, по мему PR-спеца Александра Кузнецова, блогоавтобус.

Освещенные окна на втором этаже базы — это столовая. Там готовится завтрак. А и правда, пора подкрепиться.

17

Часть 5. В Железногорск

После завтрака, перед погрузкой в комбинатовский «ПАЗ», приметил на площадке у базы отдыха крышку люка с до боли знакомой аббревиатурой — РМЗ (ремонтно-механический завод). Значит, на ГХК тоже есть свой РМЗ.

18

А после этого «ПАЗ» повез всю нашу толпу в город. Миновав довольно-таки смешной КПП (в сравнении с Северским), я сразу окунулся в действительность.

О, Россия-мать, ты, похоже, везде одинаковая. На плакате про парад обезьян скромно так снизу отметили, что они живые.

И урна. Как позже оказалось, стандартная урна в Железногорске.

19

20

От КПП до города ощутимое расстояние. Пока его преодолевали, за окном встречались всякие любопытности.

Местная болотистая местность.

21

Здесь тоже есть перекрестки, реклама, грузовики и теплотрассы вдоль дорог.

22

Вот школа космонавтики, перед которой в качестве памятника установлен настоящий спутник. На самом деле это обычная школа, просто погруженная в тематику космонавтики; ее выпускники не имеют никаких привилегий в плане поступления в соответствующие высшие учебные заведения, и чтобы стать настоящим космонавтом, им придется потрудиться, как и любому другому выпускнику любой другой российской школы.

23

Городское озеро. Вокруг него, собственно, Железногорск и располагается.

24

25

Монумент в честь чего-то.

26

Спутниковые тарелки. Местные края — родина навигационной системы ГЛОНАСС (отечественный ответ буржуинской GPS). Эти тарелки являются одним из звеньев управления навигационными спутниками.

27

28

А вот уже виднеется сам Железногорск на фоне гор. Почти приехали.

29

Какой-то комплекс «Радуга». Про его назначение я не спрашивал. Возможно, тут занимаются спортом, или же, с учетом современных общероссийских тенденций, спортом тут перестали заниматься и запустили нечто торговое.

30

Первый перекресток. Если вы, уважаемый читатель, родом из Северска, то можете смело начинать испытывать ощущение дежавю.

31

32

Композиция из богатырей с щитами и копьями. Товарищи, похоже, стерегут покой Железногорска.

33

Продолжаем движение по старой части города. Малоэтажно и уютно.

34

35

36

37

Любопытный архитектурный элемент. В Северске, в отличие от Железногорска, таких арок между домами не наблюдается. А жаль, ибо красиво.

38

39

К вопросу о дежавю. Здание с башенкой со шпилем. В Северске такое тоже есть возле городского дома культуры им. Н. Островского, только на шпиле нет советской символики. И в Железногорске, как видно, догадались часы на здание повесить.

40

41

Едем далее. Дома приобретают этажность и молодеют, так сказать. Иногда встречаются вывески родом из СССР.

42

43

44

45

Здание комбинатоуправления ГХК. И скверик напротив него.

46

47

Наконец-то приехали к первому пункту программы нашего блог-тура. Музей горно-химического комбината.

48

Часть 6. Экскурсия

Для начала специалисты отдела по связям с общественностью (ОСО) ГХК произнесли приветственное слово и рассказали, что предстоит нашей команде увидеть (и на каких условиях), а что увидеть не судьба. Под условиями подразумевался запрет на диктофоны, телефоны, фото- и видеокамеры во время экскурсии в промзоне, а не судьба нам было увидеть знаменитую «Гору» как снаружи, так и изнутри. Но мы были рады и тому, что нам разрешили.

49

Вкратце план действий был таков: сначала музей, потом изотопно-химический завод (ИХЗ) со своими «мокрым» и «сухим» хранилищами отработавшего ядерного топлива (ОЯТ), затем туннель под Енисеем с процедурой посвящения в железногорцы, потом камбек в музей и небольшая пресс-конференция при участии технических специалистов ГХК, ну и в финале торжественный ужин на базе отдыха «Над Енисеем».

Итак, музей. Нашим гидом по музею стала Анна Кареева, специалист ОСО ГХК.

Вот более-менее стандартный для предприятий Росатома по смыслу стенд: как было раньше, а потом кого пришлось вывести за основной контур и что в итоге осталось.

50

Зеркальное иллюминированное панно для понимания того, какое предприятие где находится в нашей необъятной России.

51

А вот стенд с фотографиями директоров ГХК. Справа внизу — Петр Михайлович Гаврилов, ныне действующий директор. Бывший главный инженер СХК, если кто не в теме.

52

В моей импровизированной фотоколлекции Владимиров Ильичей знатное прибавление. Ильич с бровями-козырьками. Такому Ильичу и кепка не нужна.

🙂

52-1

В музее есть коридорчик с вмонтированными в стену мониторами, с помощью которых можно посмотреть различные видеоматериалы о комбинате.

53

Один из закутков музея превращен в кусок скалы. В камне покоится отбойный молоток: с помощью таких незамысловатых инструментов (и взрывчатки) были созданы все туннели, залы в скальных породах для размещения производств ГХК. Великий труд, если вдуматься… Порода состоит преимущественно из гнейса, твердость которого лишь на пару единиц уступает твердости алмаза. Сначала сверлились отверстия, потом туда закладывали взрывчатку, потом взрывали, потом вытаскивали обломки и шли дальше.

54

55

Какое же ядерное производство без приборов для измерения радиоактивного загрязнения?

56

Вот действующий макет пульта управления реактором. Коллеги-блогеры готовятся к устранению понарошечной аварийной ситуации.

57

Устранить аварийную ситуацию предполагалось путем опускания управляющих стержней; вот эти черные циферблаты показывают положение стержней: чем больше значение, тем ниже они опущены в реактор. Чтобы заглушить самоподдерживающуюся цепную реакцию, надо их опустить полностью. С грехом пополам, но это в конце концов удалось. Мы остались живы.

58

Всякие специфические реакторные железяки. Их назначение для меня туманно, так как я не реакторщик, но техническое исполнение вызывает уважение, так как я по образованию, в общем-то, механик.

59

60

Отдельные кусочки пульта управления реактором. Старые добрые приборы докомпьютерной эпохи. Когда я был оператором щита технологического контроля на сублиматном заводе СХК — наработался на подобном антиквариате. Назовем это ностальжи.

61

62

63

64

Приказ об останове реактора АДЭ-2. Реперная точка. Навязанное убийство. У нас, на СХК, когда тормозили АДЭ-4, реакторщики на «пятак» цветы возложили, словно на могилу. Не удивлюсь, если на ГХК было нечто подобное. Это грустно, спору нет.

65

Макет счетно-сортировочной машины. При выгрузке реактора служила для отделения урановых блоков от авиалевых блоков опорной подушки. Урановые блоки, как более тяжелые, ссыпались в одну приемную емкость, авиалевые, как более легкие, в другую. Все просто.

66

Мужик в пластикатовом наряде.

67

Еще экспонаты.

68

69

70

71

Мужик в облачении водолаза. Если такой на вас нападет, то нужно: 1) выдернуть шнур, и 2) выдавить стекло. Шутка. Водолазы — народ добродушный.

72

Весь Железногорск под ногами.

73

Макеты «мокрого» и «сухого» хранилищ ОЯТ. Совсем скоро мы там реально ногами походим, глазами посмотрим.

74

75

А это, чтоб вы знали, куски поликристаллического и монокристаллического кремния. В музее я про эту тему начисто все пропустил. Беглый анализ «Яндекса» и «Гугла» ясности не принес, но сложилось впечатление, что ГХК этим уже не занимается. Поправьте, ежели ошибаюсь.

76

77

И еще интересности.

78

79

80

81

82

83

84

85

Напоследок народ попотешился с  голографическим снимком, изображающим перрон с электровозом, который доставляет персонал ГХК на работу.

86

Осмотр музея закончился. После чего все блогеры, журналисты и PR-спецы достали из карманов свои электронные доспехи и побросали на стол. Потому что пришла пора ехать на ИХЗ.

Поскольку мой фотоаппарат остался в музее, ограничусь небольшим рассказиком про ИХЗ. Так, чтобы понятно было, что это и для чего.

Между скобок замечу, что к нам приставили штатного фотографа ГХК, чтобы он, значит, ходил и фотографировал наши просветленные лица. Что он и делал. Но на флешках, которые нам подарили в день отъезда, к сожалению, оказались довольно-таки нейтральные фотки. Я их чуть выложу здесь, не зря ж фотограф трудился.

Вообще, вспоминая блог-тур на НЗХК, очень жаль, что нам не разрешили фотографировать. Лучше бы приставили к нам «секретчика», который бы в нужный момент громко говорил: «Так, блин, вот этот болт фотографировать нельзя».

Между скобок, которые и сами уже между скобок, скажу я тебе, читатель, по секрету: на мой технический взгляд, в тех местах ИХЗ, где мы побывали, решительно сложно сфотографировать что-нибудь, что вызвало бы негодуэ соответствующих служб.

Ну да ладно.

Если не вдаваться в детали, то в хранилищах устроено все просто.

Транспортно-упаковочные контейнеры (ТУК), содержащие в себе отработавшие тепловыделяющие сборки (ТВС) от реакторов типа ВВЭР-1000 доставляют в «мокрое» хранилище железнодорожным транспортом. После этого контейнер из вагона перемещают в узел расхолаживания (контейнер весьма горячий), чтоб остыл, а затем в отсек перегрузки. Отсек перегрузки — это бассейн глубиной почти с четырехэтажный дом; там ТВС извлекают из контейнера и устанавливают в чехлы хранения. В каждый чехол влезает 16 штук ТВС. Затем укомплектованный чехол все так же под водой транспортируют в бассейн выдержки, где стоять ему долгие годы. В перспективе после окончания выдержки ОЯТ будут перерабатываться для возврата уранового материала в ядерно-топливный цикл.

Все бы хорошо, но экономические затраты на содержание «мокрого» хранилища великоваты, и поэтому придумали и сделали воздухоохлаждаемое, или «сухое» хранилище. Оно предназначено для хранения ОЯТ с российских АЭС, оснащенных реакторами РБМК-1000 и ВВЭР-1000.

В «сухое» хранилище все тем же железнодорожным транспортом привозят ТУК с ампулами, которые содержат пучки ТВЭЛов (от реакторов РБМК-1000). Затем эти ампулы перегружают в пеналы хранения, закрывают пеналы крышками (крышки привариваются аргонодуговой сваркой) и помещают в герметичные гнезда хранилища. Тепло от гнезд отводится естественным током воздуха: поступая снизу, он обтекает гнезда с пеналами, нагревается и в итоге сбрасывается в атмосферу. Хранящийся этим способом урановый материал впоследствии пустят на радиохимическую переработку и вернут в ядерно-топливный цикл.

В «сухое» хранилище, кстати говоря, влезет все ОЯТ, которое образуется в течение работы всех российских реакторов РБМК-1000.

В завершение темы ИХЗ немного фотографий.

87

88

89

90

91

92

93

94

95

96

97

После ИХЗ нас увезли в туннель под Енисеем (стратегический объект: его держат на случай того, что прилетят вражьи бомбардировщики и разбомбят все мосты близ Красноярска). Длина туннеля 2,2 км. Получается, мы проехали его два раза. Сначала без остановок на другую сторону Енисея, где нас встретил дождь (хотя на стороне, откуда мы уехали, дождя не было).

Это замечательное ощущение, когда ты понимаешь, что вот ты сидишь в автобусе, а над тобой — 45 метров скальной породы плюс несколько метров самого Енисея.

Когда возращались по туннелю обратно, автобус остановился приблизительно в том месте, где центр Енисея. Все вышли в туннель. Дальше последовала процедура посвящения в железногорцы. Процедура заключалась в выпивании жидкости из бутылки, этикетка которой честно возвещала, что в бутылке минеральная вода. Закусив жидкость бутериками и сырными эклерами, мы загрузились в автобус и поехали обратно в музей.

В музее нас уже поджидали. Чай, кофе, бутерброды. Учитывая то, что на улице начало холодать, перекус был очень кстати.

А затем произошла небольшая пресс-конференция под управлением начальника ОСО ГХК Бориса Рыженкова. Приехали технические специалисты ГХК: Владимир Мацеля (главный инженер радиохимического завода) и Дмитрий Друзь (заместитель начальника технического отдела). Посмотрели фильмы про ГХК, поговорили про мокс- и нитридное топливо, про вторую очередь «сухого» хранилища, про отсутствие сокращения персонала после останова реактора АДЭ-2, про «зеленых», про реактора на быстрых нейтронах, про коэффициент 1,3 к зарплате у них и 1,5 у нас, про перспективы комбината…

Пообщались, в общем.

98

99

100

Часть 7. Вечерний Железногорск

После всех экскурсий, пока не начало темнеть, решили немного проехаться по Железногорску, благо город никто фотографировать не запрещал.

Конечно, на полноценную этнографическую экспедицию это не было похоже (здесь надо пару-тройку дней побродить в идеале), но что есть, то есть.

101

102

103

104

105

106

107

108

109

110

111

112

Часть 8. Кода

Насыщенный день получился.

Вечер получился тоже на славу: произошел торжественный ужин на базе отдыха. Здоровая компания из нас и работников ОСО ГХК. Была куча тостов. Была куча еды. Был шашлык, героически и зачетно сготовленный Геннадием Краморенко под падающим с неба снегом. Были разговоры о том, о сем.

А потом наступило утро отъезда. Всегда как-то не по себе, когда уезжаешь из мест, которые тебе пришлись по душе.

За окном автобуса проплыл величаво Енисей.

113

Я сюда обязательно вернусь.

* * *

Постскриптум. Посмотрите впечатления от поездки моих сотоварищей:
1) Татьяна Горбунова (части 1, 2, 3 и 4);
2) Дмитрий Шипуля;
3) Павел Рыскаленко;
4) Геннадий Краморенко (это ссылка на ПДФ-версию выпуска газеты «Новое время» от 26.10.2012 № 43).

Добавить комментарий