Sit-up show 06: Михалыч

Стори: Михалыч

Первое отпускное утро Михалыча, бригадира трактористов строительной фирмы «Фундаментал», было не очень добрым. А все из-за того, что Михалыч по старинному обычаю бригады как следует «проставился» в честь грядущего отпуска. Да ладно, если бы этим и обошлось, так нет: как обычно, когда все было выпито, ребята еще раза три бегали в киоск за добавкой. В общем, когда Михалыч на автопилоте затемно приполз домой, он был полон по ватерлинию разносортным алкоголем. Фундаментально пьян, если сказать в корпоративном духе.

И вот — утро. Еле продрав глаза, Михалыч, кривясь от головной боли и содрогаясь от боя внутреннего похмельного барабана, кое-как проковылял на кухню и заглянул в спасительный холодильник.

Однако холодильник был торжественно пуст. То есть, конечно же, не совсем пуст: там были две банки тушенки, маленькая кастрюлька с остатками спагетти, пакетики кетчупа, майонеза, еще какая-то мелочевка. Не было там главного: пива. И это означало, что Михалыч есть недальновидный дурак, которому сейчас придется одеваться и идти в магазин, да по морозцу, да на нетвердых ногах.

Делать нечего, оделся, пошел. Михалыч вышел из подъезда, постоял минут десять, привыкая к свету и дыша свежим февральским воздухом. Пока он торчал под подъездным козырьком, профессиональный слух отфильтровал из окружающего шума звук работающего дизеля, временами сопровождающийся мерзким прерывистым сигналом на одной ноте, какой бывает, когда техника движется задним ходом. Он посмотрел на источник звука. На автобусной остановке, лавируя между киосками и прохожими, работал несуразно мелкий трактор. На корпусе трактора красовалась надпись «NEW NOWHERELAND». Трактор ковшом сначала сгребал снег, потом поднимал, сбрасывал на сугроб, потом двигался назад, чтобы повторить операцию, издавая при этом тот самый мерзкий прерывистый сигнал. За рулем этого технического, по мгновенному экспертному мнению Михалыча, недоразумения, сидел молодой парнишка. По второму мгновенному экспертному мнению Михалыча, парнишка этот был новичок и его неумелые эволюции на остановке были, во-первых, неэффективны, а во-вторых, заставляли прохожих шарахаться от тракторишки чуть ли не врассыпную.

Михалыч ощутил в себе внезапный порыв наставничества.

Подойдя поближе, он оценил ситуацию, выработал правильный план по уборке территории остановки и рванул к трактору, чтобы передать свои знания начинающему коллеге. «Стой, твою мать, дурила!» — заорал он, пытаясь перекрыть рев дизеля. Но парнишка его явно не слышал. Михалыч подбежал к трактору и уже было занес кулак, чтоб постучать в стекло, как трактор издал свой мерзкий сигнал и поехал задним ходом.

Михалыч даже не успел среагировать. Единственное, что он сообразил, так это упасть вбок от линии движения трактора, но, увы, ноги из-под колес трактора выдернуть не сумел.

Он лежал на снегу и видел, как вокруг него суетились какие-то люди, звоня наперебой в «Скорую помощь», как парнишка-тракторист оцепенело смотрел на него сквозь стекло кабины. И все это сопровождалось дикой болью сломанных ног.

Михалыч посмотрел в пронзительно голубое небо, вспомнил о пиве, за которым пошел, да, блин, не дошел, а потом потерял сознание.

* * *
Андрей, отработав день, шел по центральному проспекту города, сонно посматривая по сторонам и обходя серые мартовские лужи. Незаметно он подошел к остановке, на которой в один злополучный день задавил мужика.

Настроение из-за воспоминания этого ЧП ухудшилось и Андрей, отойдя к краю автобусной остановки, достал сигарету и закурил. Докурив, он стал озираться по сторонам в поисках урны и тут увидел того самого мужика: он, опираясь на тросточку, появился из магазина и, в свою очередь, увидел Андрея. А затем, прихрамывая, подошел и сказал с улыбкой:
— Привет, тебя как звать? Меня — Михалыч.
— Здрасьте, — пролепетал Андрей и назвал свое имя.
— Спасибо тебе, Андрей! — продолжая улыбаться, сказал Михалыч.
— За что?
— А за то, что ты не на «Беларуси» работаешь и не на «Кировце» каком-нибудь, а на маленьком «Нахренланде», или как там правильно, — рассмеялся Михалыч, — а то б кататься мне на инвалидной коляске до конца жизни. А так — похромаю маленько — и снова в строй.

Андрей промолчал.

— Ну, давай, бывай, Андрей, — сказал Михалыч. — Осваивай профессию, это я тебе как коллега коллеге говорю.

И пошел прочь; в одной руке его была трость, в другой — полиэтиленовый пакет, в котором в такт его шагам весело позвякивали бутылки пива.

Андрей проводил Михалыча взглядом, запрыгнул в автобус и растворился в весеннем городе.

* * *
Выпуск подготовлен специально для газеты НВ+. Опубликован в № 13 (169) от 27.03.2015 г.

Добавить комментарий